«Город-курорт» Самара – удивительный город, объединивший людей разных национальностей, взглядов и судеб. За почти 430 лет своего существования Самара пережила немало взлетов и падений – от маленького захолустной крепости, основанной царем для защиты от кочевников, до запасной столицы и военно-промышленного мегаполиса, которым наш город был в годы войны. На этой страничке мы предлагаем вам познакомиться с некоторыми интересными фактами, легендами и просто увлекательными историями о нашем городе, многие из которых, я уверена, станут открытием даже для коренных жителей.

Психиатрическая лечебница на Гавриловой поляне

Гаврилова Поляна имеет очень необычную историю. Раньше там находился лагерь для заключенных с тяжелыми легочными заболеваниями, такими как туберкулез. Этот лагерь  жил не только своей рабочей жизнью, была в лагере и другая жизнь – творческая, как ни парадоксально это звучит. В клубе лагеря ставили настоящие спектакли. Ведь в самом лагере отсиживали свои сроки многие актеры. Лагерь был очень чистый, даже с цветниками у бараков. Жители села Подгоры рассказывают, что в 1953 после смерти Сталина году лагерь был ликвидирован следующим образом: надзиратели открыли ворота лагеря и перестали кормить заключенных. Сильно ослабленные болезнями и тяжёлым трудом устремились они в Подгоры, однако 6 километров грунтовки не всем оказались по силам – вся дорога была усеяна трупами. Часть надзирателей осталась на Гавриловой Поляне, часть уехала .В 1956 году в здании бывшего лагеря открылась психоневрологическая больница на 400 мест. Здание лагеря заселили пациентами. Так появилась областная психоневрологическая больница №2. По слухам, сюда отправляли только неизлечимых больных. Однако работавшие в ней врачи утверждают, что на Гавриловой Поляне была обыкновенная больница, и многих пациентов удавалось вылечить. В спокойных отделениях больницы было около 150-ти больных. Иногда больные сбегали. Ловить отправлялись чуть ли не всей деревней. Сбежать спокойным больным было крайне легко. Ведь многих из них даже отпускали в деревню гулять, а остальные прогуливались во дворе, отгороженном от поселка забором высотой метра полтора. Некоторые, еще находясь там на лечении, женились на подгорских девушках. Свадьбы справляли всей больницей. Говорят, один из больных, сбежавший из больницы, под вечер был найден повесившимся в ближайшем перелеске. По рассказам работавших на Гавриловой Поляне врачей, в больнице по первому времени все было очень неплохо. Больных хорошо кормили. На десерт всегда были натуральные соки, конфеты и многое другое. В начале 90-х с кормежкой стало значительно хуже. Обслуживающий персонал больницы и в прежние годы не мог похвалиться большими заработками или льготами. Местные жители практически жили за счет больницы. Во-первых, она давала местным работу, во-вторых, Гаврилова Поляна, можно сказать, кормилась больницей. Гаврилова Поляна не мыслила себя без ОПБ №2. Однако с ней пришлось расстаться. 23 мая 1993 года здание больницы загорелось. Огонь заметили около десяти часов вечера. Горел пристрой к зданию, в котором находился сельский магазин и квартиры персонала. Видимо, сначала жители Гавриловой Поляны и персонал больницы надеялись расправиться с огнем самостоятельно, потому что вызов на пульт пожарной охраны поступил только около трех часов ночи. Из Самары был сразу же отправлен паром с десятью пожарными машинами. К моменту прибытия пожарных уже горели все этажи здания. По городу до сих пор ходят слухи, что в огне пожара погибло множество больных, но это лишь слухи. На самом деле все больные были выведены из здания до того, как огонь перекинулся с пристроя на основное здание больницы. Врачи и медсестры выводили больных в то время, как горели их собственные квартиры со всем их скромным имуществом. Восстановлению здание уже не подлежало. Больных начали постепенно вывозить с Гавриловой Поляны и размещать в лечебные учреждения Самарской области. Так завершило свой век здание, в котором находились штаб зоны и психиатрическая лечебница.

Дом с часами

Простой крестьянин Андрей Фролович Кожевников в 1889 году приехал в Самару из Николаевского уезда. Неизвестно, чем он занимался в Самаре семь лет – до 1896 года. Но именно с 1896 года сведения о нем появляются в ежегодном «Адрес-календаре». Андрей Фролович начинает активно играть на бирже, продавать и покупать зерно, подсолнечник, масло. Он организует артель, покупает три амбара на реке Самаре, открывает бакалейные лавки… Работает с раннего утра до поздней ночи. В 1899 году берёт в аренду три участка в родном Николаевском, и соседнем Алексеевском уездах. Нанимает работников, выращивает сельхозкультуры, сдаёт участки в субаренду. 

Кожевников строит в Самаре «дом почти на отшибе». Это начало улицы Петропавловской (ныне Коммунистической) – самой неблагополучной и дешевой в то время. Улица много раз перестраивается, иногда соединяясь с улицей Продольной (Полевой). Дом Кожевникова одноэтажный с фронтона, но с заднего двора имеет два этажа, лестницу с верандой и огромный подвал. В оконных наличниках можно увидеть растительные мотивы: снопы колосьев и подсолнечник – хозяин торговал зерном и маслом.

Кожевников был настоящим купцом из крестьян, который сумел подняться из невероятной бедности и сколотить состояние. Но однажды жизнь решает повернуться к Кожевникову спиной и в его жизни случается жестокая личная драма.

В возрасте 16 лет от туберкулеза умирает любимая дочь Кожевникова. Андрей Фролович бросает все – торговлю, землю, операции на хлебной бирже. Хоть и был он «человек из железа», но горе оказалось сильнее - он пил целый год.

Однако, будучи сильным человеком, он сумел остановиться и взять себя в руки, вернулся к делам и начал работать с удвоенной энергией, но приказал заколотить окно комнаты дочери… Больше он туда никогда не заходил. А в память о любимой дочке купец Кожевников повелел столяру вырезать на фасаде своего дома деревянные часы с навсегда застывшими деревянными стрелками - с указанием точного времени ее смерти.

Заброшенный храм в селе Павловка

В Самарской области есть старинный заброшенный храм, который хотели взорвать в советское время. В нем чудом сохранились удивительные фрески.

В Сергиевском районе Самарской области есть церковь, построенная еще в 1866 году. Она носит имя Михаила Архангела. Уже давно здание находится в заброшенном состоянии. Именно поэтому церковь притягивает к себе паломников и блогеров.

Церковь стоит в селе Павловка рядом с кладбищем. Когда ее возвели, в селе проживало примерно 500 человек, а сейчас жителей всего несколько десятков. От прежнего великолепия села почти ничего не осталось.

Церковь из дерева была построена силами жителей посёлка и освещена во имя Архангела Михаила. Ее стены украсили многочисленными фресками, которые сохранились до сегодняшних дней. Удивительно, но даже краска не потеряла насыщенности.

По некоторым данным, храм закрыт для прихожан с 1920 года (по другой версии с 30-х годов).

Вокруг деревянной церкви в Павловке ходят легенды. Существует несколько версий того, что произошло с настоятелем храма. По одной из них, священнослужителя и его семью зарубили топором. Согласно легенде, в 1930 году настоятеля зарубил топором местный житель, который искал богатства, но ничего не нашел. Убийцу осудили на два года условно. С тех пор храм заброшен. Власти предпринимали несколько попыток, чтобы разрушить его или взорвать, но прихожане встали на защиту. По другой версии, примерно в 1919 году настоятеля и всю его семью убили из-за мешка с зерном. Грабитель проник в их дом и обнаружил только мешок с зерном. Разозлившись, он убил священника и его жену, но оставил в живых их малолетнюю дочь. На суде грабителя оправдали, якобы, в то время убийство священника не являлось тяжким преступлением. Местные жители продолжали тайно посещать храм, но крыша его со временем прохудилась, а потом он совсем опустел. Сохранилась только уникальная роспись. Так, на одной из стен сохранился библейский сюжет "Извещение Захарии о рождении".

Особняк Наумова

Редкий самарец или гость города, неспешно прогуливавшийся по улице Куйбышева напротив Струковского сада, не обращал внимание на потрясающий красоты особняк, напоминающий своим внешним убранством настоящий дворец. У этого особняка есть имя – дом Наумова, а люди постарше помнят его как «дворец пионеров».

К моменту постройки это было элитное жильё экстра-класса. Достаточно только сказать, что эта постройка, копировавшая формы итальянских средневековых дворцов, была оборудована даже собственной электростанцией. Строительство началось под самый закат XIX века – летом 1900 года, к 1905 году особняк был достроен. Проектировал и строил особняк самарский архитектор А.А. Щербачёв. Дворец был выстроен из белого жигулевского известняка, за что и получил у самарской общественности прозвище "Белый дворец". Улица Куйбышева напротив Струковского сада в начале XX века была гармонично застроена домами в разных архитектурных стилях. Здесь до сих пор можно полюбоваться на бывшее здание Общественного собрания, где сейчас располагается музей ПриВО, и строение бывшего Крестьянского поземельного банка в стиле северного модерна (ныне корпус Технического университета).

На самом деле особняк Наумова – это не просто дом, а настоящий дворец. Или, выражаясь на итальянский манер, палаццо. Ведь именно в архитектуре итальянского Возрождения черпал вдохновение самарский архитектор Александр Александрович Щербачев, проектируя и возводя эту постройку. Вероятно, еще одним архитектурным ориентиром для проекта особняка послужило здание парижской Гранд Опера. Предводитель дворянства Наумов был человеком консервативных взглядов и, будучи особо отмечен императором Николаем II, позже даже стал министром сельского хозяйства Российской империи. Поэтому, несмотря на эпоху торжества модерна в архитектуре в ту пору, когда строился особняк, дом выглядит как образец классической архитектуры, классицизма эпохи модерна, а не изящная экспериментальная постройка, которыми в первые два десятилетия XX века так щедро одаривалась Самара архитекторами и их главными заказчиками – купцами. Здесь, кроме винных погребов, корпусов для прислуги и зимнего сада, была даже своя автономная электростанция. Кованые орлы на фасаде до сих пор готовы принять в свои лапы флаги. Не сохранились лишь некоторые элементы фасада – такие, как фамильный герб Наумовых и вазоны на крыше. Не дожил до наших дней и фонтан во дворе особняка. Несмотря на всю строгость и монументальность форм постройки, дом был возведен из необычного материала. Он построен из местных пород известняка, добытого в Жигулевских горах. Кстати, на эти самые горы открывается прекрасный вид с балконов второго этажа здания. До того как был построен особняк Наумова, считалось, что местный камень не подходит для столь монументальных строений. Но Наумов был самарским патриотом и настоял на том, чтобы его дом строился именно из этого материала. Как можно легко убедиться, особняк стоит до сих пор, а местный камень по красоте и прочности ничуть не уступает другим породам .

Первый хозяин прожил в особняке с 1905 по 1915 годы, а затем продал его в связи с переездом в Петербург. Но уже после революции, находясь в эмиграции на Лазурном берегу Франции, он с особой теплотой вспоминал этот дом и волжские закаты, которые было прекрасно видны из его окон. Свой самарский особняк и волжские просторы Наумов ставил гораздо выше, чем свою новую виллу "Волга", названную в честь любимой реки, и Средиземное море, на берегу которого находилось его новое жилище.

С тех пор эти стены видели многое. В них размещались и Губисполком, и Ревком, и штаб обороны города, и Дом журналиста, и посольство Великобритании... Тем не менее, после того как здание было передано Дому пионеров, оно стало почти родным десяткам тысяч самарцев, которые провели в его кружках и секциях самые увлекательные часы своих школьных лет.

К сожалению, большинство уникальных интерьеров особняка было утрачено, когда в 1930-е годы здание переделывалось под Дом пионеров. А между тем, большинство комнат имели свою цветовую гамму и стилистические решения, что придавало дому особо изысканный вид.

Сейчас особняк Наумова является памятником архитектуры федерального значения и постепенно реставрируется уже в течение полутора десятков лет. Нет сомнений, что этой, одной из самых необычных и выдающихся построек архитектора Александра Александровича Щербачева, подарившего городу несколько десятков замечательных зданий, будет любоваться еще не одно поколение самарцев и гостей города.

Утраченная здравница

Строительство в Коптевом овраге началось еще в начале XX века. Во время русско-японской войны 1904-1905 годов на этом месте началось возведение трубочного завода.

По легенде, в 1927 году по Волге проплывал пароход, пассажиром которого был тогдашний председатель ВЦИК Михаил Иванович Калинин. Ему очень приглянулось место, и он заметил, что здесь можно построить дом отдыха для персонала ЦК. В 1933 году началось строительство "Здравницы" (в народе её прозвали Дом ВЦИК).Здание санатория выглядело великолепно и было внушительно по размерам: 8 этажей, 6 корпусов, примыкающих друг к другу. Над самой высокой частью здания находилась площадка, с которой открывался великолепный вид на реку и окрестности. Построено в стиле ампир, получившего впоследствии название сталинского. Долгое время среди жителей поселка Управленческий ходили слухи о подземельях санатория – что существует секретный ход, по которому можно было беспрепятственно выйти на один из склонов Студеного оврага или даже на другой берег Волги.

В 1935 году, когда было завершено строительство здравницы, в Коптев овраг прибыла группа специалистов. Они намечали перегородить Волгу плотиной, поставить шлюзы для строительства крупнейшей в мире гидроэлектростанции. В здании санатория должно было разместиться Управление гидроузла.

В 1940 году строительство гидроузла было законсервировано. 8 июня 1941 года, в самом начале войны, на Управленческий эвакуировался завод им. Артема из Киева. Вместе с оборудованием прибыли специалисты, руководители, рабочие, и сходу приступили к работе. В чрезвычайно сложных условиях производства и быта с 1 августа 1941 года начался массовый выпуск военной продукции. Все трудились под одним лозунгом "Все для фронта, все для победы". И для этой великой победы необходимо было физически поддержать людей. Тогда-то и открылся дом отдыха "Здравница НКАП". Сначала были 1, 3 и 5 дневные путевки, однодневные путевки вскоре отпали, трехдневные существовали до 1943г. Позже остались пятидневные. Война предъявляла свои требования, и бывали случаи, когда даже этот короткий отдых приходилось прерывать, и отдыхающего отзывали на завод. Ввиду того, что многие трудящиеся нуждались не только в отдыхе, но и в лечении (особенно те, кто прибывал из блокадного Ленинграда) в 1943 г., после Сталинградской битвы – февраль 1943г., было открыто санаторное отделение.

В сентябре 1946 года здравница, согласно приказа Министерства Авиапромышленности, была закрыта, а в июне 1947 года здравница "Красная Глинка" была открыта как санаторий общетерапевтического профиля. Так здравница работала до 1955 года, когда дом отдыха был ликвидирован. В начале-середине 80-х годов Министерство авиационной промышленности и Центральный совет Профсоюза работников авиационной промышленности долго делили между собой эту собственность, не начиная ремонта, поскольку не понятно было, кому достанется. А здания ветшали. Победил профсоюз, но началась перестройка, и денег у них уже не было. А между тем, из-за долгого "неремонтирования", ремонт уже потребовался капитальный. В 1988 году первый секретарь Красноглинского райкома комсомола Антон Фёдоров предложил сделать там реабилитационный центр для раненых в Афганестане и нашёл те 10 миллионов рублей, которые тогда были нужны для капитального ремонта. Но профсоюз так и не захотел расстаться со своей собственностью. А у самих денег на ремонт так и не появилось. Без ремонта люди там отдыхать уже не могли, санаторий в 1982 году окончательно закрыли. C тех пор здравница была заброшена. Архитектурный ансамбль, некогда являвшийся шедевром, в течение многих лет разрушался временем и вандалами. В 2009 году в результате пожара были уничтожены перекрытия и крыша бывшего санатория, а в 2011 году началось уничтожение зданий. В 2012 году архитектурные защитники обратились с прокуратуру Самарской области и министерство культуры, но после проведенной экспертизы Правительство Самарской области исключило Здравницу из объектов культурного наследия. На настоящий момент мы можем полюбоваться на великолепный архитектурный ансамбль лишь на фотографиях, ибо легендарная Здравница полностью утрачена.

Исторические анекдоты

Самара конечно не Одесса, но с юмором и у нас во все века было все в порядке. Давайте немного вспомним наши городские анекдоты, которые век-полтора назад рассказывали сами жители города и которые были опубликованы в самарских газетах. Какие из них самая настоящая выдумка, а что является историческими фактами, попробуйте отгадать сами. Ведь как известно, в каждой шутке…

1. Известно, что самарский купец I гильдии Антон Николаевич Шихобалов получил свои первые крупные деньги при скупке по дешевке во время голода земель у башкирских крестьян. В 1891 году в Самарской губернии снова начался ужасный голод. Император выделил несколько миллионов золотых для спасения умирающих. Председатель губернской Управы П.В. Алабин получил задание купить на эти деньги хлеб и раздать нуждающимся. Он обратился за помощью к самарским купцам. К нему первым пришел А.Н. Шихобалов и сказал так: “Грешен я, Петр Владимирович, во время прошло голода сильно погрел руки. Каюсь! Позволь искупить вину, кто лучше меня справится с заданием Императора, дозволь”. П.В. Алабин поверил раскаявшемуся купцу и поставил единоличную подпись под финансовыми документами. А.Н. Шихобалов закупил через посредника, киевского брокера Вайнштейна, отравленную пшеницу. Тысячи крестьян ушли на тот свет. Антон Николаевич опять погрел руки и стал снова каяться.

2. В 20-е годы самарцы шутили, что человеческий род начался с Адама, а советская власть с Адамчика (такова была партийная кличка Валериана Куйбышева, провозгласившего советскую власть в цирке “Олимп”).

3. По поводу цирка “Олимп”, где произошло указанное нами событие, существует нестареющая самарская поговорка: “Цирк уехал, а клоуны остались”.

4. Известно, что на пьедестале Александра II сменил В. Ульянов. По этому поводу самарцы шутили так: “Император смотрел вниз по Заводской на Волгу - сколько баржей с хлебом отплывает из Самары, а Вождь мирового пролетариата смотрит на Дворянскую - сколько там проституток с комиссарами прогуливается”.

5. Говорят, что когда командир железной дивизии Гай 7 октября 1918 года вошел в Самару, он подъехал к бывшему штабу Комуча, что находился в доме Наумова на Дворянской. Бежавшие не успели снять со здания свои флаги. Гай заметил это и сказал: “Все-таки хорошо воевать с Комучем, работы меньше, даже флаги менять не нужно. Другое дело Колчак”. (Напомним, что у Комуча флаги были красные, у Колчака - Императорский штандарт с Георгием Победоносцем, у Деникина - белосинекрасный).

6. Матвей Абрамович Чаковский имел знаменитую баню на Предтеченской, 1. Он всегда говорил своему внуку: “Санька, учись банному делу пока я жив, тебе ж ей владеть”. “Иди ты в баню, дед”, - грубил внучок и прятался где-нибудь с очередной книжкой. “Оболтус”, – говорил дед. Он не знал, что баню конфискуют, а Александр Чаковский станет известным писателем и редактором “Литературной газеты”.

7. М.Д. Челышев боролся за трезвость. В его гостиной стоял буфет с надписью: “Здесь не пьют и другим не дают”. Какой-то шутник подписал: “Кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет”. Вскоре М.Д. Челышев действительно погиб во цвете лет от перитонита.

8. Есть вариации на эту тему столичного порядка. Известных политиков пригласил на банкет Николай II. Все подняли бокалы за здоровье Императора. М.Д. Челышов приподнял свой бокал и поставил, а потом сказал: “Я желаю здоровья нашему Императору, но даже его здоровье не стоит того, чтобы я губил вином свое здоровье”. По правую руку от Императора сидел Распутин, который пробасил: “Ой, Мишка, судьбы не знаешь, ты сейчас хоть сапогом водку пей, все равно конец-то твой близок...”

9. Известно, что в доходной бане Дмитрия Ермиловича Челышова, отца Михаила Дмитриевича, поборника трезвости, случился конфуз. Полицейские вошли в номер, а там пьянка идет с проститутками. Это-то многие знают, а вот интересно то, что одна из девиц легкого поведения как завизжит: “Всю жизнь тут водку пили и ничего, а сегодня пивом балуемся, так целая история...”

10. Известно, что у Ф.И. Шаляпина в Самаре умерла и похоронена мать. Он приехал сюда с концертами, побывал на кладбище, а потом сказал, что хочет оставит в этом городе о себе материальную память. Ему предложили посадить дерево около цирка “Олимп” на выбор: сосну, ясень, березу. Он сказал: “Нет, посажу только дуб”. “Почему, – спросили его, – он олицетворяет ваш могучий голос?” “Да нет, просто дуб скорее сохранится, его вряд ли спилят. Вспомнят знаменитую басню Крылова “Свинья под дубом” и рука не поднимется. Кто ж захочет свиньей-то выглядеть?” Увы, свинья все же нашлась и дуб спилили.

11. В. Маяковский тоже выступал в знаменитом цирке “Олимп”. Кто-то крикнул из зала: “Маяковский, вам до дурака два шага”. Поэт сделал два огромных шага в сторону кричащих и ответил: “Ошибаетесь, четыре!”

12. Скульптор Манизер поставил на Театральной площади памятник Чапаеву так, что конница будто налетает на обком партии, ныне Институт культуры. В 30-е годы один стукач послал донос самому Сталину, обвинив скульптора в антисоветизме за такое расположение чугунных фигур. Сталин заметил – а Манизер-то прав – и велел расстрелять работников обкома и автора письма.

Мифы и легенды бункера Сталина

 

Как известно, в мае 1991 года по решению правительства СССР была рассекречена вся информация об объекте №1. Вскоре в этом некогда совершенно закрытом бомбогазоубежище первой категории был создан музей гражданской обороны, получивший народное название «Бункер Сталина». Казалось бы, все ясно и понятно. Тем не менее, вокруг этого объекта до сих ходит немало слухов и легенд, связанных с историческими лицами и событиями.

 

Бывал ли Сталин в Куйбышеве?

Согласно официальным историческим данным, "вождь всех народов" в Самаре бывал только проездом. Первый раз это произошло в 1902 году, когда поезд, в составе которого находился тюремный вагон с заключенным Иосифом Джугашвили, проследовал через Самару в Красноярск, на место ссылки будущего генсека. Через год, после побега из мест не столь отдаленных, он нелегально проехал через Самару обратно на Кавказ. Это хорошо известные историкам факты.

Однако время от времени в СМИ и в Интернете всплывает версия, согласно которой во время Великой Отечественной войны, в период наибольшего приближения немецких войск к Москве, Сталин якобы тайно выезжал в Куйбышев и жил здесь от одного до трех месяцев, оставив в Кремле вместо себя двойника. Так, бывший сотрудник управления строительства Куйбышевского метрополитена Николай Иванов в свое время утверждал, что Сталин был на этом объекте дважды, и оба раза ночью.

Как писал Иванов в своих заметках, первый раз Сталин приехал на берега Волги 9 июля 1942 г. в сопровождении уроженца Самары Дмитрия Устинова, будущего маршала Советского Союза. Сталин якобы дал несколько указаний оформителям своего кабинета. В частности, распорядился о переделке всех ведущих в помещение дверей. Свои замечания вождь излагал заместителю начальника строительства, а Иванов его слова стенографировал. Второй раз Сталин, по версии мемуариста, приехал в бункер 11 октября 1942 г. в 22 часа и находился в своем кабинете до самого утра.

Во время Великой Отечественной войны, в период наибольшего приближения немецких войск к Москве, Сталин якобы тайно выезжал в Куйбышев и жил здесь от одного до трех месяцев, оставив в Кремле вместо себя двойника.

Еще Иванову запомнилось, что глава государства потребовал снять со стены свой портрет. Во второй раз, пишет Иванов, его в поездке сопровождал Берия, отвечавший в Куйбышеве за ряд строек. В настоящее время Иванова в живых уже нет, а историкам до сих пор так и не удалось найти ни одного документа или хотя бы заслуживающего доверия свидетельства, подтверждающего его рассказы.

 

Кто строил "Объект №1"?

В ноябре 1941 г. чекисты стали экстренно готовиться к размещению в запасной столице руководителя НКВД СССР Лаврентия Берии. Согласно архивным данным, той осенью Берия по крайней мере один раз действительно приезжал в Куйбышев, но заходил ли он на строительство Объекта №1, доподлинно неизвестно.

В связи с его визитом в запасную столицу вокруг этой стройки, одной из самых засекреченных в нашей стране, уже долгие годы распространяются многочисленные легенды. Одна из них гласит, что "Объект №1" меньше чем за год был построен силами сотен политических заключенных Безымянлага. При этом обычно добавляют, что по окончании работ с целью соблюдения секретности по приказу всемогущего Лаврентия Берии все зэки в массовом порядке были расстреляны, а их трупы захоронены здесь же под землей, в одном из естественных карстовых провалов.

Есть и другая версия, согласно которой один или несколько заключенных сумели сбежать из засекреченного объекта и добрадись до иностранного посольства, что само по себе не удивительно, так как ближайшее из них находилось на соседней улице. Беглец пытался рассказать дипломатам о подземном сооружении, но поскольку сам до конца не знал, что именно строят под зданием облисполкома, иностранцы отнеслись к его словам без особого интереса, решив, видимо, что речь идет о ремонте канализации. Из посольства беглого зэка передали в руки работников НКВД.

О подземных работах в здании облисполкома не догадывались не только работники расположенных по соседству посольств Великобритании и Швеции, но и жители соседних домов.

Однако архивисты и историки однозначно заявляют, что все домыслы и рассказы «очевидцев» об узниках, якобы казненных по завершении строительства подземного убежища, – не более чем сплетни. Это подтверждается многочисленными архивными документами, согласно которым в конце 1941 года в Куйбышев из столицы для работы на сверхсекретной стройке было доставлено свыше четырех тысяч специалистов Мосметростроя, которые в условиях абсолютной закрытости и сооружали бункер Сталина.

 

А были ли заключенные?

Согласно архивным документам и свидетельствам очевидцев, ни одного заключенного в составе отрядов строителей "Бункера Сталина" якобы никогда не было, да и в принципе не могло быть, поскольку объект имел статус сверхсекретного. А вот что касается побегов, то почвой для возникновения такой легенды наверняка стал произошедший в 1942 году инцидент вокруг посольства Швеции. Оно было расположено всего лишь в квартале от секретной стройки на той же улице Фрунзе в доме №159.

Однажды чекисты выяснили, что на территории этой дипломатической миссии скрывается советский гражданин Шубин. Оказалось, что незадолго до того Шубин дезертировал из Красной Армии. Приехав в Куйбышев, он не нашел ничего лучшего, как укрыться на территории иностранного посольства. Шведы этому не препятствовали, но после переговоров с представителями НКВД выдали дезертира властям. О дальнейшей судьбе Шубина сведений в архивах не имеется.

Что касается подземных работ в здании облисполкома, то, по сведениям ФСБ, в то время о них не догадывались не только работники расположенных по соседству посольств Великобритании и Швеции, но и жители соседних домов. Государственный акт о приеме Объекта №1 в эксплуатацию был подписан в январе 1943 года.

В режиме полной закрытости это сооружение действовало еще несколько десятилетий – вплоть до горбачевских перестроечных перемен. Как уже было сказано, лишь в мае 1991 года власти нашей страны сочли возможным открыто признать факт существования в городе на Волге подземного командного пункта. Сейчас в бывшем совершенно секретном объекте находится музей "Бункер Сталина", экспозиция которого рассказывает о самом тревожном в истории советского государства времени.